Грядёт «прощание» с российским авиапромом?

Другие статьи

Игорь Геннадьевич Семенченко является кандидатом технических наук и имеет при этом звание генерал-майора в отставке. За его экспертным мнением обращаются многие военные журналисты отечественных СМИ. Но на этот раз Игорь Геннадьевич по собственной инициативе подготовил материал, в котором поведал, как готовится «братская могила» известных и прославленных авиационных КБ России.

Как пишет Семенченко, в феврале нынешнего года в столице РФ прошло закрытое заседание «великолепной пятёрки» чиновников под председательством главы государственной корпорации Ростех Сергея Чемезова. Подобных заседаний менеджеров военно-промышленного комплекса страны было множество, но именно это оказалось вдруг закрытым. По какой причине?

А по той, что на этот раз пять «эффективных менеджеров» за закрытыми дверями решали судьбу тысяч работников российского авиапрома. А вместе с этим и судьбу гражданской и военной авиационной промышленности РФ. По планам чиновников, грядёт небольшая реформа, направленная на «исключение дублирующих функций», «развитие конструкторской школы», «создание общекорпоративных центров компетенции», «централизации управления предприятиями» и так далее. Однако за всеми этими красивыми фразами, по мнению многих специалистов, стоит в ближайшем будущем катастрофа всей отрасли и превращение державы в страну, зависящую от закупок авиационной техники за рубежом.

Эксперт утверждает, что только за счёт «корпоративной трансформации» ПАО «ОАК», вывести авиационную промышленность России в мировые лидеры сделать будет очень тяжело. В истории ещё не было подобных примеров. А ведь главный замысел подобной реформы состоит в том, чтобы отделить КБ от фирм и передать их в ведомство Объединённой авиастроительной корпорации. А пока такая трансформация будет происходить, конструкторским бюро поменяют юридические адреса на «промышленные площадки», то есть отправят на заводы. Проще говоря, конструкторов пнут под зад, а сами организации выселят с «насиженных мест». После этого КБ уже не будут принадлежать соответствующим производителям самолётов, а уйдут под единую «крышу» ОАК, которую уже называют «братской могилой» авиационной отрасли. Почему так называют? Да потому, что КБ «МиГ», «Туполева», «Ильюшина», «Сухого» работали и пока работают в Москве. Но в скором времени окажутся в Нижнем Новгороде, Луховицах, Казани, Ульяновске, Новосибирске или Комсомольске-на-Амуре. То есть их структуры просто выселят и отправят работать по месту производства самолётов. По этому поводу возникает вопрос – сколько специалистов-конструкторов готовы покинуть Москву? Причём эти спецы в большинстве случаев являются коренными москвичами. Но это особо ни кого из «великолепной пятёрки» не волнует.

Здание КБ Туполева в Москве
Здание КБ Туполева в Москве

А что их волнует? Их волнует та земля, на которой стоят конструкторские бюро. Ее необходимо освободить. А когда это произойдёт, она будет продана столичным комерсам и скорей всего под застройку жилой недвижимости. Вырученные от продажи деньги пойдут на покрытие долга корпорации, равного пятистам млрд рублей. Тут конечно стоило бы поинтересоваться откуда такой долг взялся и на что были потрачены столь значительные суммы. Но по какой-то причине Счётная палата РФ не проявляет ни какого интереса к финансовым делам ПАО «ОАК». Тем самым давая возможность вышестоящим структурам покрыть свои долги за счёт нижестоящих.

Ладно, долг платежом красен. Но возникает другой вопрос – куда денется вся структура многочисленных КБ, среди которой есть уникальные и единственные в своём роде исследовательские лаборатории, приборы и многое другое, приспособленные для наработки конструкторских технологий боевых и гражданских систем и комплексов? Тот же Сухой на Полежаевке имеет целую инфраструктуру стендов, где придумываются и испытываются различные боевые системы. По мнению чиновников, все приборы будут перевезены на новое место. Но эксперты утверждают, что восемьдесят процентов оборудования перевозке не подлежат. Их можно только сломать и потом заново построить. А это не один млрд вновь вложенных рублей и несколько лет ожиданий.

Пока еще в Москве
Пока еще в Москве

Автор материала «восхищается» тем, как подано данное обстоятельство. «Не выселение, не эвакуация как во время войны, а изменение юридического адреса. После этого вся недвижимость, потерявшая номинальных владельцев, останется в «обременении» ОАК. Ещё раз «восхищусь» схемой – изящно, с размахом, а главное на законных основаниях», – пишет Семенченко.

И дальше продолжает, что данная схема наверняка является придумкой бывшего министра обороны РФ Анатолия Сердюкова, являющийся в данный момент председателем совета директоров ПАО «ОАК». В бытность его правления на посту военного министра, подобные схему проворачивало и российское Министерство обороны.

К примеру: шестьдесят пять высших ВУЗов страны военной направленности были ужаты до трёх научно-учебных центров, одиннадцати академий и пару военных университетов. Правда последним разрешили открыть несколько филиалов по стране. Но самое «известное» объединение произошло за счёт «ужатия» академий Жуковского и Гагарина. Первая в прошлом занимала учебные здания в самом центре Москвы, а «гагаринцы» находились в подмосковном Монино. Но после «реформации» академия Жугарина оказалась в Воронеже, к которой присоединили остатки нескольких военных ВУЗов из Иркутска, Тамбова и Ставрополя. Естественно преподаватели-москвичи перебираться в провинцию не захотели и их просто уволили. Теперь только остаётся вспоминать о знаменитых выпускниках высшей военной школы авиации.

Штаб ОАК в Жуковском
Штаб ОАК в Жуковском

Подобный подход к военным делам, стал фирменным стилем работы Сердюкова. Прежде всего деятельность той или иной структуры рассматривается с позиции коммерсанта – выгодно не выгодно. Каждое решение принимается в тиши кабинетов без каких-либо точек зрения специалистов или бурных обсуждений. Если приносит выгоду – оставляем, если нет – ищем как на этом поиметь выгоду. А все эти традиции, научные наработки, заделы, да и персонал – все это лишнее, которое не имеет ничего общего с получением выгоды или если хотите – прибыли.

Был такой момент при Сердюкове. Ему доложили, что содержать аэродромы в условиях Крайнего Севера слишком «накладно» для вооружённых сил. Последовал приказ сократить количество заполярных аэродромов, а все самолёты «ужать» на других площадках, разместив их крылом к крылу. Приказ есть приказ, все было сделано согласно инструкции, даже несмотря на то, что боевые авиаторы во все услышание объясняли, что в случае ракетного обстрела подобные площадки с самолётами будут уничтожены полностью, потому как в случае тревоги они не способны будут подняться в воздух. На что им заявили: «А вы, мол, побольше каркайте». И таких примеров масса. И все эти примеры пришлось разгребать нынешнему министру обороны.

Будет ли кому разгребать в российской авиационной промышленности после подобных реформ – пока не понятно. Останется ли что разгребать – тоже не понятно. Но уже сейчас специалисты отрасли понимают, что необходимо остановить реформаторскую деятельность «великолепной пятёрки», потому как не только эти чиновники мало чего имеют общего с разработкой самолётов, но и весь менеджерский состав ОАК, среди которых есть психологи, юристы и даже музыкальный продюсер. Управленческие «кадры» раздуты за счёт родственников и блатных, чья деятельность направлена на извлечение прибыли любыми путями и сбора отчётов с проектировщиков и конструкторов. И тут к гадалке не ходи – ещё пара лет такой работы, и Россия останется не только без гражданской авиационной промышленности, но и без военной.

Последние статьи

БОЛЬШАЯ ВОЙНА big-war.ru уходит в отпуск

Большая война уходит в отпуск

Похожие статьи