Литоральные боевые корабли США как пример гигантской коррупции в ВМС

Другие статьи

Военный журналист Александр Тимохин рассказал в своем материале о крупном скандале, разворачивающийся в недрах командования военно-морскими силами США и грозящийся «выплеснуться» в американскую общественность.

Как утверждает автор, причиной того, что скандал до сих пор «томится» в кабинетах военных чиновников, являются политические разборки сторонников уходящего президента и сторонников вновь избранного. Но в скором времени, по мнению журналиста, скрыть скандальные подробности не получится. Речь идет о целом семействе боевых надводных объектов, большинство из которых уже приняты в состав военно-морского флота под общим названием LSC – литоральных боевых кораблей.

Но мало того, что многие из них уже приняты, так продолжается строительство еще нескольких уже ни кому не нужных «плавсредств» (по другому их уже трудно назвать). И дело не в том, что LSC оказались бесполезными. И не в огромной стоимости этих кораблей. И даже не в том, что узлы не выдерживают заявленной скорости. А в том, что с ранее заявленных крейсерских 47 узлов, корабли могут только передвигаться со скоростью какого-либо сухогруза, и то не продолжительное время. Металлолом, не умеющий плавать.

 USS Independence (LCS-2)
USS Independence (LCS-2)

Идея таких LSC возникла в самом начале нынешнего века. Эйфория, царящая в головах военно-политических руководителей страны, утверждала, что США является великой и единственной сверхдержавой на планете. Россия в то время пыталась выбраться из нищеты. Китай еще даже и не думал об изменении однополярного мира. Штаты навязывали свои идеи кому хотели. А кто был не согласен, исчезал из современной истории навсегда. Подобная эйфория привела к отказу от разработок реального оружия, например гиперзвукового, и привела к тому, что появились проекты, больше подходящие полицейским операциям в каких-либо странах третьего мира.

Такими проектами как раз и стали проекты LCS и проект эсминца Зумвалт. Корабли должны были зачищать последние очаги сопротивления на береговом пространстве, после убедительной победы наземных сил США. Для этой цели их и строили. Вот только построили тогда, когда ситуация в мире координально изменилась. К тому же построили очень плохо и дорого. И если в случае с Зумвалт корабль может похвастаться современным радиоэлектронным вооружением и снарядами по миллиону долларов каждый, то в случае с LSC все оказалось еще более удручающе.

DDG-1000 Zumwalt
DDG-1000 Zumwalt

Начальная концепция была такова. Быстрый и малозаметный корабль, на котором происходит замена модулей оружия за считанные минуты. Корабль будет участвовать в прибрежном бою, используя поддержку палубной авиации. «Лиса в курятнике» — так охарактеризовали проект американские адмиралы. Конечно, против стран уровня КНДР и Сирии тех времен корабли бы навели шороху, да и сейчас они бы могли спокойно это сделать. Раннее обнаружение береговыми РЛС указанных стран невозможно. Да и применение подлодок к данному типу кораблей не помогло. Скорость, которая была запланирована на LSC, позволяла уходить от торпед старого образца. И так бы оно и было, если бы адмиралы не стали требовать большего от кораблей.

Модульные блоки оружия натолкнули на мысль сделать корабль полностью модульным. Идея была в том, что бы устанавливать блоки, под различное применение, начиная от размещения десанта и заканчивая противолодочными модулями. Подобная идея и привела к катастрофе. Модульные блоки потребовали увеличения объемов корабля, а это привело к увеличению мощности головной энергетической установки (ГЭУ), а она в свою очередь не помещалась в корпус корабля, пришлось все увеличивать. А это опять потребовало увеличения мощности ГЭУ. К тому же модули представляли собой различные ангары для десанта, вертолетов, лодок и так далее. Вдобавок потребовалось создать дополнительные модули для топлива, командного пункта, кубриков. И опять для этого пришлось увеличивать мощность установки. В Штатах такие действия называют «спиралью смерти» — каждый новый виток приводит к смертельному финалу.

В итоге была создана самая мощная силовая энергетическая установка, когда-либо применяемая в боевом флоте. Но она потребовала огромного количества топлива, которого ранее также не было задействовано ни на одном корабле. Водометы смогли развить заявленную скорость. Но их ограничили тем, что запретили заход в зону холодного климата. Они не выносили обледенения. К тому же корабль постарались по максимуму автоматизировать. А это привело к тому, что малочисленный экипаж работал как говорится за себя и за того парня. Переутомление было неимоверным. К тому же в вероятном бою просто некому было бороться за живучесть плавсредства.

Да и с модулями ничего не вышло. Подготовленный модуль для борьбы с моторными лодками противника, отстреляв весь свой боезаряд, не на что было менять. Запасного модуля не было, да и чтобы его поменять пришлось бы возвращаться на базу. Противоминный модуль сделали только наполовину. И так было с каждым отсеком. Единственное, что удалось применить в полном объеме, так это перевозку морских пехотинцев. Но не из-за того, что модуль десанта был готов, а из-за того что тем было «по барабану» на чем плыть и как плыть. Тут уже задались вопросом, а не легче ли было все это встроить в корабль без сменных блоков? Но было уже поздно.

И как завершающий штрих превращения перспективных типов кораблей в металлолом – американская военная коррупция. При объявлении конкурса на проект участвовали два военно-промышленных монстра США – General Dynamics и Lockheed Martin. Каждая компания имела своих «сторонников» в Пентагоне. Но те не стали «драться» за проект, а решили взять на вооружение оба проекта кораблей. Так появились класс Independent от General Dynamics и Freedom от Lockheed.

Корабли строились быстро, но к моменту появления о береговом бое уже можно было забыть. Береговая охрана «серьезных» стран не подпустила бы LSC на расстоянии нескольких сотен км. Но не отменять же из-за этого контракты? Тем более в них участвуют столь «серьезные» люди.

Спустя некоторое время после поступления в распоряжении ВМС США кораблей выяснилось, что их можно использовать только для перемещения на небольшие расстояния. Пара-тройка выходов в открытое море грозило тем, что LSC вставали на ремонтное обслуживание. Поэтому в скором времени американские адмиралы вычеркнули корабли из планов на развертывания в мировых водах.

Стали возникать конфликтные ситуации. Морских техников однажды поймали за переписыванием концепции применения кораблей «задним числом». Боевые и технические характеристики понизились, чтобы оправдаться за отсутствующие требованиям возможностей. Затем выяснилось, что установка требуемого модуля может происходить в течение одного месяца – сначала приплыть в тот порт, где размещается необходимый модуль, затем увлечь его и расконсервировать, установить, проверить работоспособность и возвратится обратно, заполнив при этом кучу документов. Затем экипажи LSC стали жаловаться на запредельные нагрузки и потребовали увеличить численность моряков. Но увеличение не было предусмотрено конструкторами плавсредства. Пошла череда массовых увольнений. Пришлось повышать денежный оклад, тем, кто согласился на службу в LSC. Спустя время у первых кораблей класса Independent стал гнить корпус. Но самая большая беда обнаружилась в 2016 году, когда конгрессмены выслушивали доклад о причинах частых поломок в классе Freedom.

У этих кораблей ГЭУ работает на основе общих систем редукторов дизельной установки и турбины. Последние вступает в работу за счет сцепления, когда набирается скорость. Но на примере корабля Милуоки в один прекрасный момент отключившаяся турбина не отключила сцепление, и один из редукторов полностью был разрушен. Подобные аварии стали случаться и на других корабля этого класса. В тот момент конгрессмены постановили не увеличивать скорость выше 40-ка узлов. Напомним, что крейсерская изначально считалась 47 узлов.

Пришлось, как то возвращать ценность LSC для ВМС. С 2018 года корабли стали «снаряжать» ракетами NSM. Но все испортил Трамп. Он принялся увеличивать состав американского флота для возможного противостояния Китаю. И не нашел ничего лучше, как использовать корабли данного типа. Но для начала их надо было проверить в деле. Возможность нашли в Карибском море, где «бесчинствовали» боевые корабли наркоторговцев. Детройт и Литл Рок – корабли типа Freedom, не выдержали нагрузки и их редукторы полетели «к чертям». Но самое примечательное было то, что они даже не вышли на рекомендованную скорость в сорок узлов.

USS Detroit (LCS-7)
USS Detroit (LCS-7)

Тут уже скрыть масштаб катастрофы не получилось. Пришлось проверять все оставшиеся плавсредства. Выяснилось, что подшипник сцепления не выдерживает нагрузку и лопается. Вслед за ним разлетаются и остальные механизмы. И это было не исправить. Все LSC в один миг стали небоеспособными. На них можно было плавать, не превышая скорость в двенадцать узлов. Так ходят речные сухогрузы. Но разница между ними состоит в 350 млн долларов.

Однажды командующий ВМС США Майкл Гилдей, в ответ на вопрос по поводу LSC, сказал: «Это просто чума!» В американской прессе уже возникли нотки нарастающего гнева по поводу «металлолома». Бензин в огонь подлили техники из фирмы Ренк, занимающиеся производством редукторных узлов. Осмотрев корабли, они сказали, что необходимо их порезать на металл, а от тех, которые на данный момент производят по контракту, стоит отказаться и выплатить неустойку. Так будет дешевле. Техники Ренк не стали ничего скрывать от прессы и смело выразили свои мысли. Тут на подмогу опять «пришел» Трамп и отвлек от кораблей своей битвой за американское кресло президента.

Правда, что будет после того, как все успокоится? Наверное, ответственным за принятие на службу кораблей типа LSC уже давно пора отправится на пенсию и молится, чтобы назревающая буря прошла мимо.

Последние статьи

Биопрограмма против РФ

Российский Совбез предупреждает об активизации американских исследований в военных биолабораториях.

Похожие статьи