Появилось желание «военкорить»? Читайте советы тех, кто уже там…

Другие статьи

Честно признаться, одно время и сам думал о возможности отправится в горячую точку «передавать с места событий». Тем более, что были и возможности, и предложения. Но остановила очередная беременность жены, «возникшая» в пол шаге от неизвестности. Конечно, сожалел о том, что не поехал, но не покидала мысль, что все что не делается, все к лучшему. И недавно нашёл подтверждения своим мыслям от военного корреспондента Александра Харченко, который предоставил свои тезисы, почему не стоит становиться военкором. С этими тезисами согласен и другой военный корреспондент Борис Рожин, потому как выложил их в своём телеграм-канале.

Итак, первое о чем говорит эксперт — если есть возможность остаться дома и снимать, например, концерты Филиппа Киркорова — смело оставайтесь и не сожалейте. Прислушайтесь к своей маме, которая говорит, что все таки не стоит ехать на войну. Мама плохого не посоветует. Но если решитесь поехать, будьте готовы к тому, что со своей девушкой расстанетесь после третьей командировки. Бывает и раньше. Исключений нет.

Сразу надо привыкнуть, что военкоровская деятельность дело совсем неприбыльное. Гораздо больше можно заработать, снимая свадебные церемонии.

«Поездка на войну бывает первая, но не бывает последней. Не вздумайте делать этот шаг в пропасть», — пишет автор тезисов. И если после этого вы все ещё стремитесь стать военкором, то таким настойчивым стоит читать дальше.

«Ни одна из дорог в зону конфликтов не будет представляться короткой. Либо отменят ваш рейс, либо оставите что-нибудь из важных вещей, например, видеокамеру. Если с рейсом все состыкуется, в полете одолеет диарея. И это нормальное положение дел. Вам стоит насторожиться если все идёт по плану. В таком случае где-то таится полная…

Военкоры ANNA News
Военкоры ANNA News

Прибыв в зону боевых действий, будьте готовы к тому, что там творится полный трэш. Никто ничего не знает. Никто ни за что не отвечает. Вы со своими «дурацкими» вопросами всегда будете не вовремя и не там, и не к тем.

В последствии окажется, что вам забудут сделать какую-либо аккредитацию. Документы могут не дойти в спецслужбу. Либо дойти, но ответственный в запое. А в той гостинице, где должны были разместится вы, теперь живут ополченцы и мест свободных нет. Но вояки в большинстве случаях отзывчивые люди и вам найдут свободную раскладушку, откуда вы и будете узнавать основные новости. Все это является стандартным набором для начала карьеры военного корреспондента.

Запомните, в зоне боевых действий нет ни одного работающего банкомата. Соответственно, пластиковая карты там ни к чему. Только наличка. Доллары в обиходе в любом регионе.

Импровизация — обычное дело в работе военкора. Любое редакционное задание нужно для того, чтобы скоротать время в момент очередного сеанса диареи. Конечно, из «центра» всем виднее, но разгребать на месте придётся именно вам. Прибыв на место, первым делом необходимо найти себе тачку. На попутки и такси смысла надеяться нет. Первые в большинстве опасаются подбирать незнакомых, да и лишний раз берегут топливо, а вторые ломят цену и их мало. А «собственная» тачка, даже «ушатанная» — уже счастье.

Пресс-туры — лишняя трата времени. Ничего интересного не покажут. К эксклюзиву придётся пробивать собственную дорогу. В вип-гостиницах можно стать только алкоголиком и подцепить венерические болезни. Новостной материал собирается либо в казармах, либо в блиндажах. Там и можно жить, если хорошенько попросить. «Помните, чем грязнее одежда военкора, тем чище его совесть», — пишет автор.

Стоить верить только своим органам слуха и зрения. Если что-то не понимаете, то помните про полный трэш. Ваша жизнь никому не интересна и не нужна. Любого редактора интересует только добытый материал, как его добывать — решать только вам. Но всегда надо помнить, что вас могут убить, и редактор за это не в ответе. При этом помните — любые конвенции и международные права в отношении журналистов действую только тогда, когда у вас есть «корочки» CNN и BBC . Но если вы из Российской Федерации забудьте про эти конвенции, в отношении вас они не действуют. Забыть можно и про любые «Оскары», даже если вы отснимете супер эксклюзивные кадры. Ваши документы, вероисповедание, национальная принадлежность будут решать больше, чем врождённое обаяние. На журналиста смотрят как на шпиона. И тот и другой собирают ценные сведения. Прежде чем что-то снимать или выспрашивать, стоит спросить об этом разрешение. Не менее важно правильно определить, у кого это разрешение спрашивать.

Корреспонденты на передовой
Корреспонденты на передовой

При выборе попутчиков для отправки в зону конфликта стоит помнить, что жизнь военкора равна одному патрону, а ваша техника могут стоить тысячи долларов на «чёрном рынке». Найти правильный ночлег всегда важнее, чем выполнить редакционное задание. Заведите дружбу с военными, отвечающими за склады. В окопах зарядить гаджеты нет возможности. Зато это будет легко сделать на складе, а заодно попить горячего чайку. Если попросят что-либо «сбросить» для командования, не сомневайся, «сбрасывай». Но потом не стесняйся требовать что-либо в «ответку» для себя любимого.

При варианте, когда вас приглашают на интервью, вы должны чётко знать, кто его собирается брать и для чего. В противном случае, если на эти вопросы нет ответов, то вы нужны, чтобы потребовать за вас выкуп. И ни когда не выделяйтесь. Будьте не приметнее любого солдата. Любые отклонения притягивают пулю или снаряд с противоположной стороны. В зоне конфликта повышенная нервозность — нормальное явление. И лучше ни с кем не спорить, особенно если они вооружены. Если при съёмке вам намекнули на нежелание сниматься, отойдите и выключите камеру. Такие «нехочухи» могут оказаться КМС по боксу. И помните, что ни один эксклюзивный материал не стоит вашей жизни. «Лучше быть «трусом», чем прослыть суперменом, но мёртвым», — пишет Александр Харченко.

На самом деле это не все тезисы, которые указал военный эксперт. Их примерно ещё столько же. Но главное надо всегда помнить, что это только поначалу все кажется забавным приключением. Однако все пережитые моменты придётся пропустить через себя. И зачастую у многих на этом фоне может сломаться психика. Такие люди превращаются в настоящих «отморозков», которых продолжает тянуть на фронт. От этой «зависимости» очень трудно избавится. И вот такие «зависимые», как правило, и становятся настоящими военными корреспондентами. «Так что, добро пожаловать в нашу непростую профессию», — подвёл итог Александр Харченко.

Последние статьи

США не боится российской эскадры ВМФ в Средиземноморье

«Старые, смешные и позорные», - так отзываются о русских боевых кораблях американские эксперты.

Похожие статьи