Су-57, Т-14 и другие «проблемы» военно-промышленного комплекса РФ

Другие статьи

На днях вьетнамский военный эксперт Бао Лам в информационном издании Soha разместил свой материал, в котором предрёк печальное будущее для российского военпрома. Об этом пишет военный эксперт из России Владимир Туков.

По его словам, вьетнамец увидел серьёзные проблемы в производстве таких новинок, как истребитель пятого поколения Су-57 и новейшего танка Т-14 Армата.

Лам утверждает, что уже сейчас полностью сорван график поставки новых самолётов в ВКС РФ. Лишь только в конце 2020го г. был передан в войска первый серийный Су-57. В текущем году ожидалось и ожидается до сих пор ещё пять машин. Но совсем недавно Минобороны сократило количество ожидаемых аппаратов до трёх единиц. Но и на этом не остановились, теперь ожидается только две машины. И как пишет вьетнамский эксперт, и эта цифра вполне корректируемая в сторону уменьшения. Первый в этом году и второй по счёту «серийник» ожидался в марте текущего года. Однако сведений об истребителе до сих пор нет.

В цехе Т-14
В цехе Т-14

По мнению Лама, главная причина для отставания российского производства является экономическая слабость всей экономики страны. А это уже приводит к отставанию в производстве. А производство напрямую влияет на технологии, использующиеся в машиностроении. Конечно, подобный пример является достаточно «убийственным». На данный момент в РФ строится до двух новейших истребителей в год. Но по условиям заключённого соглашения между производителем и Минобороны, к 2027му г. в войска должно быть передано семьдесят шесть Су-57. Соответственно в год должно производится не меньше десятка аппаратов.

«Тот же Lockheed Martin уже продал своим заказчикам сто двадцать три истребителя F-35, являющийся прямым конкурентом Су-57. Хотя и должен был поставить сто сорок один аппарат. Но в сторону уменьшения сыграл фактор эпидемии коронавируса. И все же, ВВС США получили семьдесят четыре истребителя, страны из числа производства самолёта тридцать одну машину, и остальные заказчики получили восемнадцать аппаратов. Получается, что ВПК США могут делать сто пятьдесят аппаратов в год, а Российская Федерация только две машины за тот же период. И только в перспективе может выйти на десять машин в год», — утверждает вьетнамец.

Но Тучков утверждает, что сравнения несколько неправильны. Над сборкой Су-57 работает только одно производство в Комсомольске-на-Амуре. А вот F-35 выпускает несколько государств на кооперационной основе. Инвестиционные средства вносились почти всеми участниками НАТО, исключение составили те страны, которые были приняты в Североатлантический альянс ради приближения к границам России. Но даже несмотря на эти условия, разрыв остаётся огромным.

Сборка Су-57
Сборка Су-57

«Управляющий» Ростехом Сергей Чемезов как причину называет и гражданский промышленный сектор, и военный, что и «порождает замкнутый круг». Вьетнамский журналист передаёт слова Чемезова примерно так: «Из-за очень низкой рентабельности контрактов у оборонщиков нет своих возможностей, которые необходимы для полноценного развёртывания строительства в серийном масштабе. Доступ к кредитным средствам мало кому возможен. Проекты недостаточно привлекательны, чтобы завлечь военную и гражданскую оборонку. Потому как имеют неопределённый срок окупаемости».

Вьетнамский эксперт в качестве ещё подобной российской разработки называет танк Т-14. Вьетнамец такой проект «обозвал» — застрявшим. Этот «застрявший» танк, по мнению вьетнамца, «пал перед лицом финансового кризиса». Он пишет, что премьер Юрий Борисов сообщил об отказе Минобороны, правда временном, закупки бронемашин из-за их огромной стоимости. Однако премьер призвал не впадать в уныние, потому как в ВС РФ полно отличных танков Т-90, нисколько не уступающих лучшим западным образцам подобной техники.

Лам обращает внимание на то, что отрицательными тенденциями производства перспективных моделей военной российской техники является их стремительное удорожание. Тот же Т-90 ещё некоторое время обходился в семьдесят миллионов руб. На данный момент он стоит сто двадцать миллионов руб. «Увеличение цен на продукт оборонных предприятий намного уходит вперёд от бюджетного роста и инфляции. Это обуславливается ценовым ростом на различное сырьё и энергоресурсы. Причём ценовой рост на внутреннем рынке.

На примере всего этого Бао Лам отмечает для российского военного комплекса вот такую картину: «Так как невозможно бесконечно модернизировать устаревшее оружие. Через десяток лет Россия предстанет с несколькими ржавыми пушками, танками и самолётами, сделанные в прошлом столетии. Новинки, в виде Т-14 и Су-57 конечно будут в вооружённых силах РФ, но их не хватит даже для защиты Крыма. А потому как рост цен не собирается прекращаться, в скором времени армия РФ просто сама себя уничтожит. Нет никаких надежд на экспортные отношения с партнёрами России. Чтобы преломить сложившуюся ситуацию, необходимо чтобы российское руководство, а также руководство оборонных предприятий, сменило собственное мышление».

Т-14 на параде
Т-14 на параде

Напоследок вьетнамец предлагает свой рецепт избавления от сложившейся ситуации. Он хочет объединить в вертикальном режиме предприятия, связанные с оборонной, нефтяной и энергетической сферой. Так можно снизить затраты на топливные ресурсы, электроэнергию, и соответственно за счёт этого снизить конечную стоимость военной продукции, то есть танков и самолётов. Он вспомнил времена СССР, когда правительство держало в своих руках все цены на сырье и энергию, за счёт чего обеспечивало неограниченную военную поддержку всем «нуждающимся» странам в борьбе против США.

Как пишет российский эксперт, в целом ситуация в российской оборонке вьетнамцем описана верно, за исключением ржавого оружия. Что касается рецепта реформирования, то и с ним можно поспорить, взяв за основу модель ВПК тех же Соединённых Штатов или Китая. Две модели, в одной преимущественно частное производство, в другой госсобственность. Российская схема представляется неким промежуточным вариантом: компании под управлением частных лиц встроены в госструктуры, где основной пакет акций находится в руках госорганов. А значит руководство всеми процессами идёт правительством.

И казалось, что такая схема должна работать очень эффективно. Но Лам уловил один основной момент, и заключается он в том, что в России до сих пор идёт накопление финансов и капитала для структур бизнеса. Именно этим моментом можно объяснить огромную коррупцию в стране, битву за перераспределение выполнения оборонных заказов, за контролем ресурсов и многое многое другое.

«Вот казалось бы. Прошло уже более тридцати лет… И все таки есть надежда, что за оставшиеся десять лет Россия выйдет из той ситуации, в которой она очутилась. Хватило же Моисею сорока лет, чтобы найти своё место. И нам хватит», — заключил Владимир Тучков.

Последние статьи

США не боится российской эскадры ВМФ в Средиземноморье

«Старые, смешные и позорные», - так отзываются о русских боевых кораблях американские эксперты.

Похожие статьи