Военные медики в современных боевых действиях

Другие статьи

Автор материала начинает свой рассказ с того, что отмечает о большом количестве военных действиях на постсоветском пространстве Несколько конфликтов «прошлись» по так называемой дуге от Прибалтики до стран Средней Азии. К тому же на семнадцать долгих лет «застряла» Россия в Чечне. Затем последовали кровавые события на Донбассе. Кроме того, российским военнослужащим пришлось повоевать и в дальнем зарубежье: Сирия, Ливия, Мозамбик. И в каждом таком конфликте активное участие принимали военные медики.

Но это не значит, что боевые действия себя исчерпали. Наоборот, их будет все больше. И будут они похожими на те, которые происходят на Донбассе – не очень масштабными, с активным участием ополченцев и гражданского населения. Но несмотря на это, такие конфликты очень сильно будут влиять не только на тот регион, где будет идти война, но и на всю мировую обстановку в целом.

Нести службу в вооружённых силах в мирное время намного проще. Если у вас имеется хоть какое-то медицинское образование, то вы несомненно попадёте в подразделение связанное с медициной. У такого «счастливчика» будет определённое место, закреплённое за ним от начала службы и до её конца. К тому же решать ему ничего не придётся, потому как за него все решат командиры.

Владлен Татарский
Владлен Татарский

В современном локальном конфликте такого организованного подразделения изначально не будет. Если «посчастливится» какому – либо медику участвовать с самого его начала, то он и станет его организатором. А отсюда многочисленные конфликты с начальством, вышестоящими командирами и даже товарищами, скептически относящиеся к знаниям такого медика.

Для справки, американское командование, перед тем как начать боевые действия, забрасывают медиков на «место» задолго до начала войны. Представители медицины всегда приобретали некое влияние на местных. Тут выбор прост – либо поддерживать тех кто прислал такого медика, либо умереть от ран, болезней, инфекции и так далее. А во время самого конфликта, такие медслужбы организовывали тыловые службы, основываясь на помощи местных.

Автор текста пишет, что в мирной жизни очень сильно пользуются популярностью тренинги по оказанию скорой медицинской помощи. Зачастую их проводят те, кто участвовал в боях и имеет опыт оказания подобной помощи на передовой. Но даже этот опыт не гарантирует приобретение необходимых навыков. Да, на тренингах есть манекен, на котором можно на практике отработать теорию. Однако все равно любой тренинг имеет вид игры. В таком «обмане» ничего не угрожает жизни. И даже когда опыт в оказании помощи людям приобретается после случившихся например, стихийных бедствиях или терактов, все равно эта помощь обеспечивается в относительной безопасности. Все страшное случилось, все сориентированы и готовы к действиям, а самое главное, никто никого не пытается убить. Согласитесь, это намного легче, чем оказывать помощь во время боевых действий.

«Самое главное в таких боевых действиях то, что там стреляют. И летят навстречу не только пули, но осколки», – пишет участник войны. Оказавшись на войне впервые, человеку обладающему медицинскими знаниями предстоит сделать необходимое усилие, чтобы начать оказывать помощь пострадавшим. Для многих такое усилие представляется непреодолимым шагом, для других это усилие превозмогается за счёт любопытства по поводу своих возможностей. Ну а кто-то попадает в рамки, когда нет никакого выбора и не остаётся ничего другого, как начать помогать.

Конечно, можно посещать различные тренинги до бесконечности, записываться на индивидуальные занятия к специалистам, тратить огромные суммы за знания. Но такие знания ничего не стоят, пока они не будут применены. И чем жёстче будут условия к применению, тем больше пользы будет от такой практики. Но конечно же теорию никто не отменяет.

Но и сам медик должен быть крепким и выносливым человеком. Ведь ему бывает необходимо вытаскивать с поля боя раненого, или что ещё хуже, забрать убитого. «Почему зовут медиков для выноса неживого тела с передовой, объясняется просто. Хотя, казалось бы, причём тут врачи и медики. Но все же, эти парни по своей специфике являются самыми «безбашенными» людьми, привыкшие к любой «чернухе». Их опыт позволяет и жизни спасать, и мёртвых в последний путь провожать», – говорят фронтовики.

Тяжело в учении...
Тяжело в учении…

Далее автор продолжает, что во время боя последовательность предоставления помощи очень простая – бери и делай. Это только на тренингах утверждают, что необходима предварительная сортировка всех раненых по степени тяжести ранения. Но когда голову невозможно оторвать от земли из-за вражеских пуль, о какой сортировке может идти речь. До кого дополз, того и спасаешь. Оказал помощь – ползёшь к следующему.

В действующей армии медицинские подразделения имеют свою структуру, выполняющие свои определённые функции. В «прокси-армии» таких структур нет. Они просто ни кому не нужны. Каждая проблема решается по мере поступления. Пока нет раненых, нет и медиков. К тому же «спасение утопающих, дело рук самих утопающих». Потому, все приходит по мере необходимости в условиях дикого хаоса. И когда возникает потребность, никто не спрашивает медицинского диплома. Умеешь перевязывать – значит умеешь все остальное.

Тем кто не бывал в зоне боевого конфликта, война представляется неким подобием «реконструкторских игр»: костюмы, оружие, крики ура. Но как показывает практика, те кто попадает на войну с такими представлениями получают горький урок в числе первых. Они знают как надо. Но дело в том, что всем вокруг, особенно врагу, плевать на то, как надо. Это касается и тех, кто имеет любое медицинское образование. И чем оно выше, тем сильнее будет «ломка».

Несомненно, таким людям дадут самые главные должности в новообразованном медподразделении. Но в помощь дадут людей, которым собственно наплевать на других, потому как тех, кому не наплевать, как правило, оставляют при себе другие командиры. И вот таким, мягко говоря, безразличным, в добавок ко всему будет лень чему-либо обучаться. Да и времени на это совершенно не будет. Тут только спасает инициатива и заинтересованность. Но можно повторится, основная масса будет интересоваться только тем, как спасать свою собственную жизнь.

Однако все это не отменяет важность правильных действий при спасении жизни. К тому же необходимо и самому медику смотреть по сторонам, и особенно под ноги. Только так можно вовремя увидеть растяжки, или услышать гранатомет со снайпером. Отвлекся – смерть. В большинстве случаях медики гибнут именно из-за того, что не смотрят по сторонам.

А не спасать нельзя. Очень сильно деморализует мысль о том, что если вас ранят на поле боя, то никто не предпримет попытку спасти. Пропадает любое желание высовываться из окопа.

В силах медика предотвратить многие «необязательные» ранения бойцов. Не секрет, что в зоне локальных конфликтов бойцы «наглухо заливаются спиртным», чтобы на время забыться о постоянных проблемах. Но алкоголь как раз и является тем фактором, из-за которого и происходят несчастные случаи. И в таких случаях помощь медика может стать самой полезной для бойцов. Слово человека, который не раз спасал кому-либо жизнь, может сыграть решающую роль в предотвращении пьянки, а значит и в предотвращении проблем. Но это при условии, что сам медик не злоупотребляет спиртным.

Предыдущая статьяБомбардировщики В-2 ищут запчасти
Следующая статья«Балкан» в России

Последние статьи

БОЛЬШАЯ ВОЙНА big-war.ru уходит в отпуск

Большая война уходит в отпуск

Похожие статьи